К. Н. СОКОЛОВ

РОССИЯ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ ГЕОПОЛИТИЧЕСКОЙ БОРЬБЫ

Глобальные силы в отношении России решали задачи закрепления результата уничтожения геополитического центра силы, уничтожения самой возможности реванша, восстановления его дееспособности.

С этой целью велась многоплановая политическая борьба, главными направлениями которой являлись:

– Преобразование   прежней   социально-групповой структуры постсоветского общества в новую, соответствующую формирующейся социально-политической системе.

– Разрушение   самодостаточного   народно-хозяйственного   комплекса,   способного   обеспечить  быстрое  восстановление  военно-политического  потенциала  страны  на  уровне глобального значения.

– Разрушение системы стратегических союзников, составлявших бывший геополитический блок, вследствие чего страны Восточной Европы были интенсивно интегрированы в Евросоюз и структуры НАТО, а другие геополитические союзники, представлявшие отечественные интересы в удаленных от наших границ регионах, были просто брошены на произвол судьбы.

На этом геополитический этап борьбы, проходивший с начала 1990-х до середины 2000-х годов, полностью завершен. Геополитический реванш, в смысле быстрого восстановления СССР и системы его союзников, стал невозможен, поскольку не осталось главного: нет соответствующих социальных сил, нет военно-экономического потенциала, нет внешних союзников. Наступление нового этапа геополитической борьбы, с существенно новыми задачами, со сменой условий и самой парадигмы борьбы, с изменением расстановки социальных сил в этой борьбе, естественно и неотвратимо.

Сущность нового этапа определяется интересами глобальных сил, которые в течение нескольких поколений готовили и поэтапно осуществляли план превращения биполярного мира в монополярный. Теперь, когда этот план успешно осуществлен в своей самой сложной части, трудно предположить, что эти силы готовы отказаться от плодов своей победы, поделиться с кем-то хотя бы существенной их частью. Плоды победы в полной мере должны достаться победителям, а не случайным попутчикам, не тактическим союзникам, вынужденно принятым в союз для решения задач быстрого уничтожения потенциала геополитического центра во главе с СССР.

Элита Запада, решив окончательно задачу разгрома сопоставимого по потенциалу геополитического противника, превратилась в мировую элиту. В условиях геополитического господства она решает следующие стратегические задачи:

– добивания по частям разобщенных и дезорганизованных сил противника (в том числе за счет искусственного противопоставления этих сил и стравливания их во взаимно истощающей борьбе);

– полного освоения мировых ресурсов (природных, промышленных, интеллектуальных, организационных и других) в интересах построения единой и безраздельно контролируемой мировой социально-политической системы;

– избавления от «социального балласта», то есть от всех, кто не нужен этой новой мировой системе, является потенциальным источником угроз ее безопасности и массовым потребителем уже весьма ограниченных ресурсов планеты.

Важной чертой нового этапа является то, что однополярность мира является кратковременным явлением, поскольку быстро переходит в мондиализм, то есть в создание единой мировой системы, единого мирового государства. Иными словами, целью борьбы мировых сил не является достижение устойчивого господства США и других государств, их ближайших союзников, над всеми остальными странами мира. Не является целью длительной борьбы, ведущейся уже многими поколениями, благоденствие населения США, разнородного по этническому, культурному, идейно-религиозному составу. Не ради них все это делалось, не ради этого скопления случайных людей, эмигрантов со всего мира, которые в течение двух с лишним веков собирались на территории США. Как только США закончат выполнение своей миссии – «расчистки территории» для нового мирового государства, разложения и уничтожения государственности наиболее мощных из ныне существующих стран, – сами США будут уничтожены как государство. Поддержание их существования, как самого дорогостоящего инструмента глобальной борьбы, невозможно в сколько-нибудь значительной исторической перспективе. Невозможно бесконечно осуществлять политику наращивания долгов перед всем миром, которую вели и ведут вожди мировой финансовой системы, главным образом, за счет выпуска в обращение ничем не обеспеченных американских долларов. Это невозможно не только по экономическим соображениям, но и по экологическим. Созданный для 300-миллионного населения «американский образ жизни» порождает 50% глобальных выбросов, загрязняющих окружающую среду. По утверждениям наиболее авторитетных экологов, ситуация стала критической, грозит глобальной катастрофой уже в ближайшие годы. Количество людей, ведущих такой образ жизни, должно быть многократно сокращено. Затягивать решение вопроса становится крайне опасно для всех людей, живущих на планете. А когда он будет решен, лишь меньшинство граждан США окажется в составе новой мировой элиты, для которой будет сохранен элитарный образ жизни. Но главное для нас, конечно, в другом. У мировой элиты остается мизерный запас времени для завершения своего сценария преобразования мира.

В отношении России приготовленный сценарий нового исторического этапа прорисовывается во вполне конкретных характеристиках. Политические лидеры Запада, прежде всего США и Великобритании, начиная с 80-х годов, неоднократно публично заявляли о численности населения, которое должно сохраниться на территории СССР и России. Практически всегда говорилось о 40 млн. человек. Совпадений было слишком много, чтобы считать их случайными, – здесь проявляется вполне конкретный и согласованный сторонами геополитический план. Это позволяет сделать простой расчет, вскрывающий генеральный замысел преобразований в России. Сейчас в добывающей сфере трудится около 3 млн. работников. На поддержание обеспечивающей их работу инфраструктуры на огромной территории России (энергетика, транспорт, связь и др.), а также на обслуживающие добычу сырья предприятия (восстановление и ремонт оборудования, строительство, геологоразведка и др. виды обслуживания) требуется еще около 15 млн. работников. Итого – 18 млн. человек основных работников. Неизбежная социальная нагрузка на эти 18 млн. человек (старики, дети, работники образования, здравоохранения, торговли и бытовых услуг, продовольственного обеспечения, административно-территориального управления и др.) составит еще, как минимум, 20–25 млн. человек. На этом отпущенный России «лимит в 40 млн. человек» оказывается исчерпанным. Все остальное должно быть физически устранено с территории России. Останутся только те, которые непосредственно «обслуживают трубу», выполняют работу низкой квалификации и поддерживают бытовые условия для работников.

Понятно, что об отечественной науке в таких условиях не может быть и речи. Соответственно, не может существовать подготовка работников высокой квалификации, а значит, не могут существовать конкурентоспособные, высокотехнологичные предприятия в любых иных сферах бизнеса. Не может осуществляться разработка собственного оборудования, проектирование новых предприятий и вообще осуществляться какая-либо самостоятельная экономическая, социальная, военная или иная политика. Соответственно, отпадет необходимость в тех социальных группах, которые способны такую политику разработать, обеспечить управлением и осуществить в качестве исполнительных структур. Иными словами, здесь идет речь о наиболее массовой части тех, кто сейчас не относится к категории бедствующих социальных слоев населения. Под «сокращение штатов» попадет основная часть гражданского и военного чиновничества, представителей национального капитала, в первую очередь промышленного, рухнет огромная часть сферы обслуживания, которая «кормит» сейчас в разных масштабах значительную часть населения. Под «сокращение штатов» попадет, в том числе, национальная элита.

Задача сокращения населения России со 140 до 40 млн. человек, а также полного уничтожения экономической деятельности во многих сферах в относительно короткие сроки, потребует, по всей видимости, жестких и экстраординарных социально-политических действий, с использованием соответствующих способов и методов. Но самое главное, что ее решение закрывает жизненную перспективу для больших социальных групп из всех слоев населения – от работников наемного труда до представителей мелкого, среднего и крупного бизнеса, гражданского и военного чиновничества, подавляющего большинства работников науки, культуры и образования, социальной сферы. В новой мировой элите отведено очень мало мест для представителей России. И отбор в нее будет осуществляться не по признакам богатства, нынешней приближенности к власти, старых заслуг перед мировыми властителями. Он будет основан на твердой идейно-религиозной оценке и этнических критериях. Понятно, что такое развитие событий исключает и существование российской государственности, поскольку 40 млн. человек принципиально не в состоянии осуществлять государственный контроль огромной территории России, находясь, кроме всего прочего, в полной внешней зависимости по главным позициям своего жизнеобеспечения.

Вступление в качественно новый этап социально-политической борьбы, естественно, порождает новые интересы различных социальных групп относительно тех главных исторических задач, которые должны быть здесь решены. А значит, качественно изменится состав противоборствующих сил, их стратегия, способы и методы действий, характер борьбы в целом. Многие вчерашние союзники станут противниками, и наоборот. В бурно развивающихся событиях особое значение приобретает скорость и глубина осознания общих социально-групповых интересов всеми категориями населения, поскольку от этого зависит, появится ли сила, способная противостоять мировой элите.

Положение господствующего мирового центра силы пока еще является недостаточно устойчивым. Решительно укрепить его только за счет инструментов экономического, информационно-психологического, дипломатического и иного давления, а также применения военно-полицейских операций, по типу действий в Югославии, Афганистане, Ираке, уже невозможно. Причем попытки США проводить военно-полицейские операции в исламском мире привели к возникновению противоречий со стратегическими союзниками, но не достигли конечного результата. Неспособность США самостоятельно довести до победного конца (прежде всего политического, а не только военного) свои действия в Ираке и Афганистане, на фоне вынужденного отказа в военной поддержке этого со стороны даже ближайших сателлитов, означают глубокий кризис проводимой политики. Раздающиеся одновременно с этим угрозы в адрес Ирана и военные приготовления к удару кажутся в такой ситуации авантюристичными.

Однако данная политика преследует не объявленные, а иные, более крупные цели. По некоторым сведениям, выпущенный в обращение объем долларовой массы уже более чем в десять раз превышает национальное достояние США. Причем с начала века эта масса нарастает со скоростью около 10% в год. Производство долларов приняло лавинообразный характер. Как видно, уже действует принцип: «Семь бед – один ответ!» На счетах граждан и организаций всего мира, казначейств различных государств числятся некие суммы денег, которым не соответствует никаких реальных материальных ценностей. Это – виртуальные богатства. Такое положение, долгое время искусственно поддерживаемое, грозит нарушить всякий экономический обмен, за исключением натурального. Судя по всему, предел возможностей удержания доллара наступил.

Понятно, что такие долги США перед всем миром принципиально невозможно отдать. Их можно только списать. Это означает, что весь мир превратится в «обманутых вкладчиков». Политические последствия глобальной экономической катастрофы нетрудно себе представить. Будут предъявлены претензии не только на национальное достояние США и всех их граждан, но и вообще на все, что куплено за доллары, которые окажутся простой бумагой. Сюда входит и распроданное национальное достояние многих стран мира, включая приобретенные транснациональными структурами источники природных ресурсов, промышленные и иные объекты. Это неизбежно, поскольку после обрушения мировой финансовой системы источниками жизнеобеспечения народов останутся только физически существующие хозяйственные структуры, природные объекты. Начнется тотальный силовой передел прав собственности.

Чтобы не допустить неуправляемой ситуации в глобальных масштабах, провести переход в новую финансово-экономическую мировую систему, необходимо обеспечить вывод из оборота крупных объемов долларовой массы по частям, избирательно в отношении их обладателей. Для политического обеспечения этого необходимо создать форс-мажорные обстоятельства глобального масштаба.

Острота ситуации усугубляется для США далеко не лучшими результатами их политики в различных регионах мира. Дефицит сил не позволяет США адекватно реагировать на формирующийся в Латинской Америке блок откровенно антиамериканских сил на основе союза Кубы, Венесуэлы и Боливии, который, в условиях массовых антиамериканских настроений во многих странах мира, может получить серьезную международную официальную, а еще в большей степени – неофициальную поддержку. На этой основе возродилось и активизировалось в новом качестве Движение неприсоединившихся стран. Попытки создания газового картеля, на сегодняшний день саботирующиеся со стороны России, могут обеспечить мощную экономическую базу для формирования военно-политического союза антиамериканской направленности. Все это создает серьезную угрозу как международно-политическому, так и внутриполитическому положению США. Такое положение не может сохраняться сколько-нибудь долго. Для разрешения ситуации срочно требуется масштабная военно-силовая борьба, причем многосторонняя, ведущая к истощению главных сил, противостоящих Западу.

Другой давно готовящийся сценарий, который должен обеспечить «военный толчок» к расчленению России, также проявляет все больше своих слабых мест и требует от США дополнительных усилий. Признаки его подготовки общеизвестны:

– регулярное раскачивание вооруженной конфронтации на Кавказе;

– происходящее в Крыму «бряцание оружием», в том числе сил НАТО и крымских татар, ведущих многолетнюю подготовку своих боевых отрядов на турецкие деньги;

– искусственное обострение ситуации вокруг Приднестровья;

– регулярное раскачивание кризиса власти на Украине и в Грузии;

– дипломатическая игра на обострение отношений России с Грузией и Украиной.

Все это говорит о непосредственной подготовке к поджиганию «огненной дуги» от Молдавии до Каспийского моря, о которой уже давно предупреждают геополитики. Причем это станет полноценной международной зоной военных действий, в том числе на территории России, а значит, будет открыта возможность участия в нем любых иностранных сил, возможность начала интервенции.

Одновременно с этим, в непосредственно соседствующих с указанной зоной регионах мира – на Ближнем Востоке и в Центрально-Азиатском регионе – уже созданы политические условия и начались практические действия по интенсификации военно-силового противоборства. Прошлогодняя агрессия Израиля против Ливана имеет далеко идущие последствия, прежде всего в аспекте практической подготовки к войне и объединения исламских сил, а также в изменении их политики и фактическом втягивании в войну. Активизация «оранжевой деятельности», направленная на ослабление и отстранение от власти местных кланов, национальной буржуазии в бывших среднеазиатских республиках СССР, также постоянно грозит переходом в фазу вооруженной борьбы. Указанные соседствующие зоны провоцируемой вооруженной борьбы (каспийско-черноморская, ближневосточная, центрально-азиатская) имеют глубокие взаимосвязи. Даже если они не объединятся с формированием единого состава союзников и противников, то высочайший уровень взаимного влияния, с регулярным «перетеканием» военного потенциала между соседними зонами, станет неизбежным.

Заинтересованность Запада в таком развитии ситуации весьма высока. Именно в указанных регионах мира и взаимосвязанных с ними зонах концентрируются главные силы противников Запада. Втягивание их в затяжную и истощающую войну на своей территории – наиболее благоприятное для Запада политическое решение проблемы. У США и НАТО в целом недостаточно сил и средств для ведения войны (тем более – победоносной) против своих противников в указанных регионах. Но их вполне достаточно для крупнейших военных провокаций и демонстраций силы, что, вкупе с использованием политических, экономических и других рычагов, позволит развязать многосторонние военные и социально-политические конфликты. Однако следует отметить, что в отдельных этапах реализации данного сценария в последние годы имелись крупные срывы и задержки.

Последствия развития данного сценария для России не слишком трудно предсказать. Россия, в ее нынешнем состоянии, по многим позициям не готова к успешному ведению войны, охватывающей большие пространства Каспийско-Черноморского региона и «подогреваемой» с Ближнего Востока и из Центрально-Азиатского региона. А значит, она будет затяжной, позорной, с многочисленными жертвами, материальными и территориальными потерями. Это неизбежно обострит внутреннюю ситуацию, раскачает угрозы по всем направлениям: межнациональных и межконфессиональных конфликтов, сепаратизма, регионального обособления, клановой и классовой борьбы. Все это вместе делает весьма реальной наиболее страшную угрозу: возникновения катастрофического социально-политического кризиса, порождающего кровопролитную гражданскую войну и революцию, тотальное уничтожение государственно-политической и экономической элиты, а вполне вероятно – расчленение страны и усиление внешней зависимости.

Россия, утратившая свою геополитическую самостоятельность, занимает по главным вопросам, определяющим развитие ситуации в мире, достаточно невнятную и непоследовательную позицию, фактически способствуя развитию указанного сценария и утрачивая остатки доверия со стороны исламского мира, что может привести к прямой и крайне опасной конфронтации. Конечно, можно рассчитывать на то, что данный сценарий не может осуществиться «без сучка, без задоринки». Действительно, существуют весьма влиятельные геополитические игроки, категорически не заинтересованные в этом. Они могут несколько задержать и смягчить исполнение сценария. Но маловероятно, что они смогут его отменить. Почему? С одной стороны, все эти «игроки геополитического поля» по многим позициям являются зависимыми от США и от контролируемых ими международных структур, потому решительность их действий ограничена достаточно жесткими пределами. С другой стороны, для США и политически интегрированной с ними Великобритании провал этого сценария будет означать крупнейшую утрату стратегических позиций в мире, возможно даже, роли абсолютных лидеров, поэтому на данном направлении будут мобилизованы все возможности их ныне господствующего положения. И долго ждать они уже не могут.

О каких «игроках», имеющих союзников и влияние в мире, здесь идет речь? Приведем примеры крупнейших из них.

1. Китай. Кроме того, что новое резкое усиление роли США и Великобритании в мире несет в себе долгосрочные и многообразные последствия для перспектив развития Китая, существует непосредственная и быстро наступающая стратегическая угроза. Втягивание Ирана в войну, в условиях, когда он обеспечивает Китаю около 50% потребностей в углеводородном сырье, немедленно породит катастрофический энергетический кризис всей китайской экономики.

2. Континентальная Европа. Возникновение зоны военных действий на главных путях энергосырьевого обеспечения Европы, с одной стороны, вызовет глубокий экономический кризис, а с другой стороны, сделает беззащитными эти страны перед политическим шантажом со стороны США, которые контролируют все основные альтернативные пути обеспечения Европы в данном аспекте. Европе придется предпринимать самоубийственные шаги по поддержке американо-британской агрессивной политики, получая за это тяжелейшие ответные удары. Одновременно с этим станет неизбежным тяжелый социальный кризис, который будет связан не только с экономическими потерями и резким снижением уровня жизни населения, но и с политической активизацией огромной массы выходцев из исламского мира, которыми уже переполнена Европа, а в условиях войны она станет еще пополняться потоками беженцев.

3. Израиль. При всей преданности своим главным спонсорам и союзникам в лице США «цена вопроса» становится слишком высокой.

В данной ситуации Израилю придется, по крайней мере, на несколько лет принять на себя роль «Брестской крепости в окружении исламского мира». Это вызовет большое недовольство не только жителей Израиля, значительной части которых уготована роль «павших героев» либо беженцев. Это вызовет возмущение огромной массы связанных с ними еврейских «низов» и среднего слоя, распределенной по миру и имеющей немалое общественное влияние, которое, ко всему прочему, будет испытывать на себе серьезное
давление местных противников в войне и противников войны в целом. Весьма вероятное в этих условиях массовое возвращение эмигрировавших в Израиль советских евреев породит всплеск антисемитского движения, который может стать детонатором событий не только на постсоветском пространстве.

4. Основная часть исламского мира. В развязываемой войне основная часть исламского мира понесет потери, которые несопоставимы с любыми гипотетически возможными приобретениями, за исключением, пожалуй, дорогой ценой укрепленного единства и подъема боевого духа масс.

Эффективная координация действий перечисленных сил практически невозможна. В то же время мировые силы, использующие США как свой «главный таран», вынуждены «идти напролом» в условиях дефицита времени. Именно поэтому указанные силы могут лишь задержать исполнение или существенно откорректировать сценарий, но, скорее всего, не могут полностью пресечь его реализацию.

Таким образом, главной характерной чертой глобальной политической ситуации является кризис исполнения стратегического плана мировых сил, который столь глубок, что создает угрозу нарушения стратегической инициативы для главной боевой силы его осуществления – США. Одновременно с этим прорисовался план уничтожения крупных группировок национальных элит многих стран мира. Эти тактические союзники предыдущего геополитического этапа борьбы исполнили свою роль и на новом этапе перешли в иное качество – источника потенциальных угроз. Поэтому во многих регионах мира начинает нарастать реальное сопротивление глобальным силам, особенно там, где остались «хвосты» не доведенных до логического конца задач. Создавшиеся условия обстановки благоприятствуют формированию международного союза сил, отражающих интересы местных национальных группировок, который может превратиться в сопоставимый по могуществу глобальный центр силы, противостоящий ныне господствующему.

Развитие ситуации можно достаточно достоверно прогнозировать в условиях, когда одна из сторон владеет стратегической инициативой, реализует действия по достижению своих целей. Другая сторона и третьи силы адекватно реагируют на это своими контрдействиями. По множеству косвенных признаков здесь можно выявить предполагаемые сценарии развития ситуации, наиболее вероятные их варианты. Однако в настоящее время участвующие в противоборстве общественно-политические силы попали в крайне неустойчивое положение, когда их способность реализовать заранее разработанные планы действий на анализируемый нами период (до весны 2008 года) находится под вопросом. «Закачалась» сила, владеющая инициативой, задававшая в течение многих десятилетий сценарии политических событий. Это повлекло за собой массу важных следствий, прежде всего:

1. Срыв стратегического плана действий всегда требует от владеющих инициативой сил сделать стратегическую паузу. Она необходима для того, чтобы выработать новый план действий для не предусмотренной ранее ситуации, подготовить свои силы к его выполнению, обеспечить их всем необходимым для этого, обеспечить их перестроение для действий. Однако ситуация подгоняет США и управляющие ими мировые силы, не дает возможности выдержать достаточную паузу, поскольку ответная реакция на их неудачные действия уже пошла, сначала в исламском мире, а затем и среди всех антиамериканских сил. Это создает для США угрозу утраты стратегической инициативы, перехода к стратегической обороне, когда придется не инициировать действия в выгодном для них направлении, а лишь обеспечивать реагирование на вновь возникающие угрозы и действия противостоящих сил. В связи с указанными обстоятельствами, можно ожидать в ближайший период серию некачественно спланированных и плохо подготовленных, импульсивных действий со стороны США и их ближайших союзников. Это может повлечь ряд политических провалов в их глобальной деятельности.

2. Показав свою ненадежность в качестве глобального лидера, США резко ослабили союзнические отношения со своими традиционными союзниками. Неудачи США оборачиваются для них тяжелыми последствиями, прежде всего негативной ответной реакцией со стороны исламского мира. Это создает реальную угрозу внутренней дестабилизации в этих странах, заставляет их маневрировать при исполнении своих обязательств перед США. В целом это значительно ослабило потенциал США как геополитического центра силы.

3. Ослабление США как геополитического центра силы повлекло за собой резкое изменение ситуации в созданной ими «пятой колонне» во многих странах мира, против интересов которых они осуществляют свою деятельность. Ставленники США в государственных органах многих стран традиционно подбирались по законам криминального мира. Надежность их ставленников обеспечивалась наличием крупного компромата, тем, что они были «повязаны» в делах, не имеющих прощения, предполагающих высочайшую степень личной ответственности. Здесь нет идейной, тем более религиозной близости среди членов такой структуры. Все держится только на меркантильных интересах и страхе.

Для «пятой колонны» США являются «крышей». Когда «американская крыша закачалась», неизбежно должны начаться разрушительные процессы в созданной в течение поколений структуре агентуры влияния по всему миру. Груз тяжелейшей персональной ответственности подталкивает к немедленным поискам новых гарантий своей безопасности. Лояльность к «хозяину» у многих начинает падать, но пока еще не слишком заметно. А поскольку «пятая колонна» многие годы была важнейшим инструментом США в покорении мира, можно говорить о начинающемся процессе резкого снижения геополитического потенциала их действий. Еще несколько крупных политических неудач США могут превратить этот процесс в лавинообразный.

Указанные обстоятельства будут принципиально влиять на обстановку в мире и те внешние условия, в которых будет проходить политическая жизнь в России в период до весны 2008 года. Существует неотложная необходимость для крупнейших мировых сил осуществлять крупные оперативные действия в исламском мире, на постсоветском пространстве, в Латинской Америке. Однако нарушение заранее подготовленного стратегического сценария, резкое снижение потенциала союзнических отношений и агентуры влияния, дефицит времени для подготовки своих новых оперативных действий создают большую угрозу новых политических неудач для США и их мировых покровителей. Это усугубляется тем, что начавшееся разделение государственных элит многих стран на «национальную» и «мондиалистскую» фракции еще фактически не произошло. Взаимное проникновение начинающих свое противоборство сил весьма высоко. Это люди, сидящие в соседних рабочих кабинетах, а иногда – за соседними письменными столами. Обеспечить скрытность любого существенного действия против интересов противостоящей стороны практически невозможно. Очень часто будет наступать «патовая» ситуация. Каждая из сторон успешно срывает понятные ей действия противостоящей, но не способна (по тем же причинам) осуществить свои эффективные действия. В таких условиях многие оперативные действия будут отменяться до их начала. Характерной чертой ближайшего периода будет непрерывное появление крупных угроз изменения ситуации, из которых абсолютное большинство не реализуется, лишь отвлекая на себя определенный ресурс времени и сил политического руководства разных стран.

Главными угрозами, при реализации которых возможно радикальное изменение условий обстановки в целом, и предвыборной борьбы в частности, в период до весны 2008 года являются:

1. Развязывание ирано-американской (и ирано-израильской) войны. Политическая ситуация в мире крайне неблагоприятна для американской и израильской агрессии против Ирана. С другой стороны, отказ от удара означает крупное политическое поражение США и Израиля. Вполне вероятно, что уходящий с политической арены президент США Буш выполнит до конца роль «штрафного батальона», приняв на себя политическую ответственность за развязывание войны.

Со временем это может привести к качественно новому явлению в мировой политической практике: мировой гражданской войне. Будут воевать не государства, а объединенные на международном уровне родственными интересами социальные группы, распределенные по многим государствам мира. В большинстве развитых стран мира будут находиться представители всех главных враждующих сторон.

2. Развязывание крупной войны на Кавказе с интернационализацией конфликта. В военном отношении такая война подготовлена. Практически по всему Кавказу имеется достаточное количество вооружений, подготовленных боевиков и представителей регулярных вооруженных формирований. Политическая база войны также прорисована. Грузия сконцентрировала свои вооруженные силы для операции против Южной Осетии. В Крыму все активнее демонстрируют силу крымские татары.

Ослабление США как геополитического лидера после срыва удара по Ирану, вполне возможно, заставило еще раз переоценить их способность управлять масштабным вооруженным конфликтом на Кавказе, который может распространиться и на Украину. Для России он будет очень тяжелым, а также совсем не победоносным, может быть сопряжен с появлением иностранных вооруженных формирований на ее территории. Безусловно, это накалит социальную ситуацию в России, вызовет острую критику власти. В предвыборный период, особенно в условиях, когда единство властной группировки начинает нарушаться, это чревато выходом предвыборной борьбы за пределы традиционных рамок.

3. В случае срыва военных действий на Ближнем и Среднем востоке, а также на постсоветском пространстве, возможна стремительная долларовая инфляция, даже крупный дефолт. Начнется кризис мировой экономики, который ударит и по России.

4. Имеется некоторая вероятность инспирирования «оранжевой революции» в России. Скорее всего, она будет подавлена в самом зародыше жесткими действиями властей. Однако массовая уличная поддержка таким действиям властей будет иметь огромное психологическое значение.

Возможность развития «оранжевого» направления в России представляется весьма сомнительной. А если такое и случится, то возмутителей спокойствия ждет «узбекский вариант». Однако здесь следует учитывать уроки недавней истории. Для взятия крепостей надежнее всего применяется «ишак, груженый золотом». Об этом свидетельствует быстрое военное поражение Ирака в фазе наземной операции (чего не могло быть, при имевшемся соотношении сил, по нормальным военным оценкам). Для важной фазы уничтожения России противники не пожалеют нескольких десятков тонн бумаги, чтобы напечатать на них доллары и «засыпать» ими нужных исполнителей.

5. Возможность изменения правовых оснований ведения политической борьбы в России. Эта потенциальная возможность может реализоваться в нескольких направлениях:

а) Национальная элита, имеющая своей основной опорой во власти административно-номенклатурный слой, не имеет ясного представления о своей геополитической перспективе, но хорошо чувствует угрозу своему существованию. Тем более, она не имеет идеологии преобразования общества в соответствии со своими интересами и в согласии с историческими перспективами. Нет идеи, но есть рычаги власти. Массовое разочарование в химерах либеральной демократии практически уничтожило в России социальную опору для этого. В этом смысле «коричневый» вариант являет собой реальную идейную и политическую альтернативу навязанной и измучившей народ социальной игре. А потому он будет достаточно сильно поддержан. Другой вопрос состоит в том, будет ли он настоящим или «подставным».

Первый вариант состоит в том, что, используя объективно созревшие социальные условия, разыгрывать «коричневый» вариант начнут мировые силы. В таком случае Россию ждет судьба Германии. Гитлер был приведен к власти на деньги крупнейших еврейских банкиров, их же усилиями был в немалой степени обеспечен быстрый взлет могущества Третьего рейха. Поэтому он выполнял их геополитический заказ до конца, даже ценой разгрома Германии. Подобное может случиться в России. Мировые силы могут пойти на формирование подконтрольного им «коричневого» режима в России с целью обеспечения в дальнейшем ее «геополитического самоубийства».

Второй вариант состоит в том, что его будут реализовывать «доморощенные силы», то есть объединившиеся структуры национальной элиты. Это – начало реальной борьбы за изменение неблагоприятного для национальных сил России сценария исторического развития. Понятно, что на первом этапе появится достаточно свирепая сила, которая выполнит массу «черной работы» по очищению российского общества (без всякой оглядки на «права человека» и другие либеральные химеры). Конечно же, не без «перегибов», «уклонов», сведения личных счетов и трагических ошибок. Но потребность духовного обоснования действия этого могучего политического инструмента рано или поздно, но неизбежно приведет политическую структуру к необходимости в полной мере признать традиционные ценности континентальной цивилизации и привести в соответствие с ними систему политического устройства общества.

Данный вариант изменения условий обстановки может проявиться в разных формах. Возможен «жесткий вариант», о котором будет сказано далее. Но в анализируемый период, прежде всего, из-за не преодоленной пока дезориентации политических руководителей в качественно новых геополитических условиях, более вероятен «мягкий вариант». Он будет состоять в еще большем усилении роли административного ресурса для обеспечения любых политических действий. В частности, выборы превратятся в откровенный фарс, в обоснование публичными действиями принятых и реализованных административными силами решений об их «итогах». Однако и в этих «итогах» могут быть «чудеса». Национальная элита судорожно ищет политическую структуру, которая способна дать идею и социально-организационное начало для своего спасения. Отвечающая таким надеждам структура может быть неожиданно «поднята», причем не в соответствии со своим реальным потенциалом политического действия, а в надежде на ее развитие.

б) Для «жесткого варианта» изменения условий внутриполитической борьбы также заложен фундамент.

«Жесткий вариант» со стороны национальной элиты весьма вероятно может осуществиться, главным образом, в случае развязывания широкомасштабного и достаточно интенсивного военного конфликта на Кавказе, практически на всем протяжении от Каспийского моря до Черного моря. Адекватно парировать данную ситуацию наши Вооруженные силы не смогут.

Во-первых, для этого придется сформировать группировку сил численностью порядка 800 тыс. человек. Без частичной мобилизации наши «крепко сокращенные» Вооруженные силы на это уже не способны. Во-вторых, для ведения такого масштаба наземных операций уже просто не осталось резерва боеприпасов. Проявится в полной мере тот факт, что государство лишило возможности Вооруженные силы исполнить свой долг перед Отечеством. Понятно, что недовольство офицерского корпуса перейдет в иную категорию – «озверения».

Этому способствуют и другие действия власти.

В течение длительного времени «протестный электорат Вооруженных сил» поднимался от «низов», в основном, до уровня полковника или генерал-майора из строевых частей. Сведения о настроениях в армии говорят о том, что ситуация изменилась – этот уровень повысился. Относительно плавные процессы снижения боеспособности Вооруженных сил привели к тому, что наступило полное осознание (на уровне служебной практики) отсутствия возможности выполнить хоть какие-то значимые задачи обеспечения военной безопасности страны. А значит, рассчитывать на сколько-нибудь серьезные социальные гарантии в связи с исполнением служебного долга не приходится. Более того, генералы 15-летней давности еще имели возможность (кто ею воспользовался – другой разговор) что-то «прихватить в неразберихе» для материального обеспечения своего будущего. Это немного смягчало ситуацию. Но нынешним генералам (не вмонтированным на ключевые должности в центральных органах управления) уже не осталось практически ничего, кроме верности присяге. Естественный рост «пролетарского сознания» здесь невозможно не заметить, особенно если удается выбраться за пределы Садового кольца.

Эти настроения обострились в последнее время в связи с назначением нового министра обороны. Для осуществления, в соответствии со своими функциональными обязанностями, общего руководства Вооруженными силами он не имеет ровным счетом ничего – ни образования, ни связанного с военной службой жизненного пути, ни практики руководства такого рода структурами, ни опыта работы на уровне решения стратегических проблем государства. Несуразные обоснования этого тем, что он решит важные экономические проблемы существования Вооруженных сил, невозможно воспринимать серьезно. Для решения таких частных задач жизнедеятельности Вооруженных сил существуют другие должности, уровнем ниже министра.

Для генералитета в целом (не говоря уже об армейских «низах») подчинение такому министру – это не только глубокое оскорбление. Министр обороны является ключевой фигурой, обеспечивающей корпоративные (не только личные) интересы военнослужащих в государстве. Он обеспечивает их жизнедеятельность как социального слоя, прежде всего, в профессиональном отношении. Назначение человека, не имеющего не только достаточных знаний, но и жизненного опыта в армейской среде, символизирует полное пренебрежение государственной власти в отношении своих Вооруженных сил, уничтожение надежд на позитивные перспективы. Судя по всему, государственная власть зафиксировала столь мощную негативную реакцию офицерского корпуса, что немедленно была брошена крупная «финансовая подачка» Вооруженным силам. Ее дележ на некоторое время отвлечет внимание высшего офицерства. Однако, после более чем полутора десятков лет «гонки разоружений», это лишь «капля в море», что скоро станет очевидным.

Таким образом, объективно созданы социальные условия для путча. А в исполнении генералов он может быть только «коричневым». Кто этим может воспользоваться – национальная элита или мировые силы, – вопрос политической борьбы. Но не учитывать такой вариант развития ситуации, не контролировать любые действия, способные его спровоцировать, сейчас недопустимо.

Характерным признаком того, что «жестким вариантом» воспользовалась мировая элита, может быть возникновение путча при отсутствии значительных военных поражений России на Кавказе. С точки зрения изменения правовых условий ведения политической борьбы, здесь могут быть два варианта. Первый вариант – «новое издание ГКЧП» (с его подавлением за счет действия «демократических» сил), которым обосновывается разрушение конституционных основ России как единого государства. Второй вариант – успешный путч, с приходом к власти контролируемого извне диктатора. В этом случае единство России будет сохраняться на период «силовой зачистки» основных группировок национальной элиты.

в) Возможен другой, «мягкий вариант» изменения правовых условий ведения политической борьбы. В последнее время изменилась позиция России в отношении интеграционных процессов на постсоветском пространстве. Явно получили импульс имевшиеся с самого начала разрушения СССР устремления многих его регионов к восстановлению государственного единства с Россией. Активизировались политические переговоры на высоком уровне по вопросам вхождения в состав России Абхазии, Южной Осетии, Приднестровья. Очевидную перспективу интеграции отражает и недавно принятое, геополитически значимое решение о развитии трубопроводной инфраструктуры для экспорта углеводородов из Средней Азии в обход Каспийского моря, через территорию России. Но если последнее – долгосрочный фактор интеграции, символ долгосрочности интеграционной политики, то вопросы интеграции с Абхазией, Южной Осетией и Приднестровьем могут быть молниеносно «накачаны» до уровня сверхсрочных, неотложных, в связи с обострением вокруг них военной ситуации.

Принятие любых новых субъектов в состав Российской Федерации означает пересмотр Конституции РФ, где этот состав закреплен. Любой межгосударственный акт об интеграции может быть принят в нынешних условиях достаточно быстро, при мощной моральной поддержке со стороны населения. Это естественным образом потребует принятия новой редакции Конституции РФ. А что туда могут добавить в условиях эйфории населения (вплоть до конфедерализации России) – вопрос отдельный. При этом выборы будут отсрочены в связи с необходимостью проведения референдума по Конституции, а затем выполнения интеграционных действий и внесения изменений в некоторые другие законодательные акты. Только после этого, при новом составе субъектов РФ и новом составе избирателей (а возможно, и при новой системе выборов), целесообразно проводить выборы в центральные органы власти. Опасность данной ситуации состоит еще и в том, что данное действие попадает в сферу международно-правовой деятельности. Претензиями внешних заинтересованных сторон ситуация может быть «подвешена» на неопределенно долгий срок. При этом Россия может оказаться в странном «правовом поле» (временном, чрезвычайном, неопределенном), при котором осуществлять нормальную политическую деятельность будет довольно сложно.

Существенно сниженный потенциал политического действия у главных мировых сил и плохо организованные силы национальных элит, вкупе с взаимным проникновением их представителей в структуры друг друга, приведут к срыву или качественному изменению в процессе реализации большинства готовящихся сценариев радикального изменения политической ситуации. Более того, политической элите будут предъявляться и другие, ложные варианты развития ситуации с целью отвлечь их силы на подготовку к парированию несуществующих угроз.

При всей «пестроте» и импульсивности разворачивающихся событий, политический успех вполне может быть достигнут. Для этого необходимо концентрировать силы на решении главного политического вопроса момента, а не распылять их в попытках подстроиться под возможные сценарии решения частных вопросов. Таким главным политическим вопросом в России и в мире является сейчас практическое объединение национальных элит в их борьбе против мировой элиты. Уничтожение национальных элит является главной задачей нового геополитического этапа действий, осуществляемых мировой элитой. Но уже в самом начале этого этапа мировая элита оказалась в условиях стратегического кризиса. Это создает благоприятные возможности для контрдействий по нарушению их планов и захвату стратегической инициативы на глобальном уровне.

Та сила, которая ясно и недвусмысленно заявит свою идейную и политическую позицию на этот счет, а также продемонстрирует свои профессиональные способности в организации борьбы, прежде всего способность перенести политическую игру из «верхушечных» интриг в сферу реального массового сопротивления, быстро займет одно из доминирующих мест в новом политическом спектре. А то, что политический спектр России качественно изменится по составу и распределению сил в ближайший год, – не вызывает сомнений.

В такой переломный момент борьбы выиграть может только тот, кто рискует. Придется жестко провести новую границу между «своими» и «чужими», причем это будет касаться всех без исключения, даже недавних сподвижников. При этом появится много сильных врагов. Но еще больше появится сильных союзников. Начнется поляризация сил, в связи со все более проясняющейся перспективой приближающейся схватки на уничтожение. А в такой ситуации начинает действовать принцип: «Кто не за нас – тот против нас!». Поэтому попытки «маневрировать в центре», наиболее политически безопасные на предыдущем этапе борьбы, на новом этапе гарантируют политическую смерть.

Данный этап борьбы на глобальном уровне будет проходить еще много лет. В какие-то моменты борьбы успех будет переменчив, а в другие моменты будет вестись «игра на затяжку времени». Однако, в силу перечисленных обстоятельств, для судьбы России будет определяющим ближайший год. Если в течение этого времени в России не поднимется мощно организованная сила национальной элиты, то российская государственность будет в течение относительно небольшого времени окончательно разгромлена. В конце концов произойдет (плавно или скачкообразно) демонтаж системы власти, Россия будет расчленена и превращена в систему самостоятельно нежизнеспособных, по сути – колониальных государственных осколков. Национальная элита, как крупно пострадавшая от этого и дееспособная сила, мучимая мечтой реванша и имеющая «корни» в населении, а потому – как самая опасная для мировой элиты сила, будет безжалостно лишена всего своего ресурса, даже на уровне лично необходимого (для обеспечения личной дееспособности), и «выброшена за борт жизни».

Начало предыдущего геополитического этапа борьбы отмечено событиями 1991–1993 годов. Оно радикально изменило распределение социальных сил в обществе. Начало нового этапа в 2007–2008 годах должно также принести новое распределение сил, сообразно задачам этого этапа. Глубина социальных преобразований при этом должна быть сопоставима с тем, что происходило полтора десятилетия назад.


КНИЖНЫЕ НОВИНКИ

Кефели И. Ф.

Философия геополитики. – СПб.: Издательский дом «Петрополис», 2007. – 208 с.

В новой монографии впервые в отечественной литературе рассматривается философия геополитики как направление политической философии и основа осмысления нового этапа развития геополитической науки – глобальной геополитики. Автор подробно анализирует основные тенденции развития геополитического знания, опираясь на богатый источниковедческий материал.

Книга рекомендована научным работникам и работникам органов государственного управления, преподавателям вузов, а также студентам, обучающимся по направлениям и специальностям «география», «международные отношения», «политология», «регионоведение», «социология», «философия» и др.