Н. И. УТКИН

«КАРЕЛЬСКИЙ ВОПРОС» И БЕЗОПАСНОСТЬ СЕВЕРО-ЗАПАДА РОССИИ

В свое время «карельский вопрос», создавший большие проблемы для обеспечения безопасности России, вызвал значительный международный резонанс, став даже предметом рассмотрения Лиги Наций. Можно сказать, что этот вопрос особенно обострялся тогда, когда эти отношения становились натянутыми. Когда же эти отношения наладились, этот вопрос был закрыт и как бы перестал существовать. Это способствовало развитию добрососедского сосуществования обоих государств, основанному на взаимодоверии и взаимовыгодном сотрудничестве. Вместе с тем сегодня все чаще задается вопрос: будут ли столь же миролюбивы новые поколения политиков, которые приходят на смену старым в стремительно изменяющемся мире?1 С изменением политической обстановки в Европе в Финляндии активизировали свою деятельность силы, ратующие за возвращение карельских территорий. По-прежнему в обосновании их устремлений поднимается проблема неразрешенности так называемого «карельского вопроса». Но под этими лозунгами просматриваются и истинные причины – экономическая заинтересованность. Например, организацией «Про Карелия» составлен подробный план «возвращения карельских территорий». В Финляндии издана книга «Возвращение Карелии», спонсором которой выступила вышеназванная организация. В этой книге обосновывается получение Финляндией колоссальной экономической выгоды в случае реализации этого проекта. Причем на его реализацию предлагается использование средств Европейского союза. Активисты организации заявляют также, что их мнения разделяют два миллиона из пятимиллионного населения Финляндии. Поэтому, с распадом СССР, вопросы укрепления безопасности Северо-Запада России вновь приобретают актуальное звучание.

Все это, в свою очередь, указывает на значимость карельской государственности как субъекта Российской Федерации, занимающего особое место в системе безопасности в российско-финляндском геополитическом пограничном пространстве. Поэтому представляется важным вновь обратиться к истории вопроса для того, чтобы полнее понять и оценить ситуацию с позиции сегодняшних реалий.

В основе «карельского вопроса» лежат идеи этнографической близости карельского и финского народов. Но все и всегда понимали, что истинными причинами были как раз не этнографические идеи, а стратегические интересы, и, в первую очередь, интересы обеспечения преимущественного геополитического состояния и безопасности в данном регионе претендующих на это государств. Идеи этнографической близости при этом служили поводом и лишь оправдывали стратегические интересы этих государств.

Именно это территориальное пространство, являясь по существу «водоразделом» между Севером Европы и Востоком, на протяжении многих столетий было предметом военных, политических, этнических, экономических, геополитических и других межгосударственных и межнациональных споров, войн и конфликтов. Причины войн в рассматриваемом регионе всегда объяснялись языковыми и этнографическими идеями, уходящими своими корнями глубоко в историю, которая раскрывала происхождение финно-угорских народов.

Но дело в том, что этнографические и этногеографические проблемы в этом геополитическом пространстве до сих пор оставляют открытыми вопросы этногенеза, особенно в период возникновения тех или иных племен, населяющих данную территорию. Проблемы этногенеза, в свою очередь, могут поставить под сомнение любую гипотезу об этнической общности карел с другими народами, а это может повлечь за собой критику любой теории о принадлежности той или оной этнографической группы к какой-либо народности или нации. Вместе с тем во всех гипотезах о происхождении карел и финнов признается, что они принадлежат к одной языковой группе, но имеют совершенно разную историю, существуют также основательные предположения о том, что карельская нация как минимум на пятьсот лет древнее финской2.

О происхождении карел и местах их первоначального обитания, так же как и по проблемам истории финского народа, высказываются различные предположения. Ранние летописи указывают на то, что карелы проживали и к западу, и к востоку, и к северу от Ладожского озера и эта земля называлась карельской. Помимо Корелы летописи упоминают также второй город – Выборг, который был основан шведами в 1293 году на карельской земле. Эти города стали ключевыми в борьбе Швеции и Новгорода. К середине XV века Выборг с прилегающими к нему территориями окончательно перешел к шведам, а Корела стала центром русской части карельской земли.

Анализируя различные гипотезы, можно сделать заключение, что все ученые сходятся в одном: карелы, как и финны, вепсы, хяме, водь, ижора, ливы и эсты, населяющие северо-западные земли, являлись различными ветвями прибалтийско-финских племен, принадлежащих к финно-угорской группе. Кроме того, «корела», одна из древнейших прибалтийско-финских племенных групп, представляла собой небольшую народность, образовавшуюся в результате длительного исторического процесса племенного отделения, миграции и ассимиляции, происхождение которой проявилось в названии и их бесписьменном языке.

В результате длительного этнографического процесса оказалось, что суоми (финны) и емь с одной стороны (на западе) соседствовали со шведами, а на востоке с карелами. Карелы же были соседями новгородцев. Это обстоятельство в большей степени сказалось на историческом развитии этих народов. Несомненно, что в IX–XII века Карелия входила в состав древнерусского государства, а после его распада – в Новгородскую республику. В последующем Карелия вошла в состав Новгородской Руси, став по существу ее северо-западным рубежом. Все последующее время ее территориальное положение притягивало карел к Новгороду, объединяя их в единое геополитическое пространство в борьбе против шведов и «каянских немцев». Таким образом, издревле территории, населенные финнами и карелами, являлись порубежными, «буферными» в борьбе Швеции и России. Судьбы обоих этих этнически родственных народов, создание их национальной государственности напрямую связаны с историческим процессом формирования зоны безопасности между Западом и Востоком.

С ХII века Финляндия становится частью Шведского государства, одержавшего верх в борьбе с Новгородом за обладание этой территорией. С этого времени Финляндия на протяжении шести веков находилась под властью Швеции, но борьба за эти территории не прекращалась, а границы Финляндии в этот период периодически изменялись. Неизменным оставалось одно – географическое расположение этого края, все это время служившего коридором противостояния между Швецией и Россией. В период шведского господства в Финляндии укоренилась шведская правовая система и организация внутреннего управления, а также повсеместно устоялся шведский язык. Но в то время границы земель еще не были точно обозначены, не были строго определены подати, что рождало споры, а «порубежное» население было постоянно готово к столкновениям. В данном регионе развивались два сильных государства – Швеция и Россия.

В 1323 году между Швецией и Россией был заключен первый письменный мирный договор, известный в истории как Ореховский мир (Нотебергский, или «Вечный мир»). Договор определил Финляндию как владение Швеции (Финляндия вошла в состав Шведского королевства как его провинция) и впервые установил официальную границу между Швецией-Финляндией и Россией.

Подписание договора не привело к прекращению территориальных споров, но его ценность состоит в том, что было положено начало – отправная точка отсчета дальнейшего процесса договорного урегулирования территориальных конфликтов и первоначального установления пограничной черты. В этом договоре уже тогда невольно был заложен потенциальный этнографический конфликт в данном геополитическом пространстве, периодически проявляющийся в моменты обострения отношений между государствами. Дело в том, что в основе убеждений некоторых политиков в Финляндии просматриваются далекие исторические постулаты о том, что эта граница рассекла Древнюю Карелию на две части – русскую и шведскую (финскую), и с этого момента половина карельского народа была потеряна для Финляндии. Эти убеждения и легли в основу лозунгов о создании «Великой Финляндии».

«Тявзинский мирный договор» в 1595 году изменил эту границу. России были оставлены Нева и Ладога, а за Швецией были закреплены завоеванные ею территории. Таким образом, происходило теснение карелов на восток от границ, определенных Ореховским договором. В этом проявились стратегические интересы сильной Швеции, развития ее политики – «экспансии на Восток». Это заставляло думать о безопасности Новгородской республики. По обе стороны границы стали создаваться города-крепости для обороны и укрепления границы.

В неизменности эта граница сохранялась до 1721 г., когда Россия после победоносного окончания Северной войны заключила Ништадтский мир со Швецией, принудив ее уступить не только Лифляндию и Эстляндию, но и свою «передовую стену» – Ингерманландию, Кексгольм (Приозерск) и сильную пограничную крепость Выборг с Выборгской губернией как часть древних новгородских владений. При этом завоеванная Россией Финляндия была возвращена Швеции. Вернув утраченные ранее земли и значительно расширив свои территориальные границы, Россия получила выход к Балтийскому морю, что имело важное геополитическое значение – тем самым было «прорублено окно в Европу».

В августе 1743 года в финском городе Або был подписан мир, которым была расширена территориальная граница, путем закрепления завоеванной Россией территории до реки Кюмени. Этот договор отодвинул границу от новой столицы России Петербурга вглубь Финляндии. Можно отметить, что уже тогда императрица Елизавета Петровна в манифесте от 18 марта 1742 г., обращаясь к финнам, высказала мысль о возможности создания финляндского «свободного, ни от кого не зависящего государства», которое могло бы стать промежуточным между Швецией и Россией в случае, если Швеция даст на это свое согласие3. Но эта идея не была поддержана.

Война 1788–1790 гг. закончилась подписанием Верельского мирного договора на основе статус-кво и не принесла ни одной из сторон победных результатов. Но уже тогда стало постепенно вырисовываться будущее место Финляндии в пограничном геополитическом пространстве, призванном обеспечить России наибольшую безопасность в этом регионе. Поэтому исторически логичным было и то, что в 1808–1809 годах Россия завоевала всю Финляндию, завершив тем самым формирование такого пространства. Официально мирный договор об этом был подписан 5 сентября 1809 г. в городе Фридрихсгаме. Но еще в марте 1808 года Финляндия была объявлена всему миру русской провинцией, завоеванной силой русского оружия. Важную роль в закреплении такой зоны безопасности играли новые границы России. Не случайно первые действия русской администрации были направлены на формирование новых границ и новой пограничной политики. Прежде всего в связи с этим на русско-финской границе спешно были уничтожены заставы, и было объявлено свободное судоходство между портами России и Финляндии. Первоначально были упразднены и таможенные установления. Внешняя граница Финляндии стала внешней границей России. Финляндии был предоставлен статус автономии, что по замыслу российской политики делало Финляндию буферной (промежуточной) зоной на северо-западных рубежах России. Для охраны внешней границы в Финляндии была расквартирована русская армия. Все это обезопасило Россию от нападений со стороны Швеции. Теперь и в Стокгольме понимали, что новая русско-шведская война могла быть перенесена на территорию самой Швеции, что имело бы трагические последствия. Понимая сложившиеся реалии, Швеция в 1811 году отвергла предложение Наполеона о выступлении против России, даже за обещание вернуть не только Финляндию, но и все бывшие шведские владения. А в 1812 г. между Швецией и Россией был заключен союз в борьбе против Наполеона. При этом шведский нейтралитет обеспечил России гарантию безопасности северо-западного фланга.

После завоевания и объединения Финляндии с Российской империей внешняя граница России передвинулась далеко за пределы Карелии. Теперь Финляндии отводилась роль буферного пограничного пространства между Швецией и Россией. Такое положение соответствовало геополитическим интересам России. В связи с этим русское правительство потеряло всякий интерес к Карелии, к сохранению ее военно-административной территориальности и целостности, которая к тому времени перестала обеспечивать безопасность северо-западных рубежей. Отсутствие внимания правительства, выразившееся прежде всего в прекращении финансирования мер по поддержанию и укреплению границы, вызвало спад экономического развития края. Все внимание русского правительства теперь было сосредоточено на закреплении унии Великого княжества с империей и развитии его как буферного государства. Карелия постепенно стала превращаться в патриархальную, захолустную окраину Российской империи. В 1811 г. в знак признания лояльности населения Финляндии к России Выборгская губерния – «старая Финляндия», или, как ее называли прежде, – «русская Финляндия», была объединена с «новой Финляндией» – «шведской Финляндией», что вновь придвинуло внутреннюю границу Великого княжества Финляндского к Петербургу. Образованная из присоединенных к «новой Финляндии» территорий Выборгская губерния стала третьей по величине из всех губерний Финляндии. В ее состав входил весь Карельский перешеек, южная Карелия, пограничная Карелия, а также ряд островов.

Если обобщить все изложенное выше, можно сделать заключение о том, что одной из основных причин развития карельской народности явился этногеографический процесс, в результате которого родственные племена финнов и карелов, будучи соседями, оказались объединенными геополитическим пространством, составившим буферную зону между Западом и Востоком Европы. Это обстоятельство сказалось на дальнейшей судьбе обоих народов. Финны оказались под влиянием сильного западного соседа – Швеции, а карелы – под влиянием их восточного соседа – Новгорода. Такое порубежное положение сделало территории, населенные финнами и карелами, зоной постоянных набегов, войн.

Территориальное положение притягивало карел к Новгороду, объединяя их в единое геополитическое пространство в борьбе против шведов и «каянских немцев» – финнов. Это было впервые закреплено в подписанном в 1323 году «Ореховском мирном договоре». Этим договором была определена новгородско-шведская граница. Первая официальная северо-западная граница Древнерусского государства закрепила «коридор противостояния» из земель, занимаемых народами, составляющими некогда родственные ветви прибалтийско-финских племен.

Обороняя свои земли, карелы создавали зону безопасности для Новгорода. Помощь же сильного Новгорода в отражении нарастающего потока вторжений спасла карелов от вероятного уничтожения. В этом совпадали их внешнеполитические интересы. С развитием русского государства Карелия вместе с другими частями Новгородской республики вошла в состав Московского государства, к которому преемственно перешла заинтересованность в охране своих северо-западных рубежей. В сдерживании постоянного стремления Швеции к экспансии на Восток Карелия приобрела для Москвы важное стратегическое значение именно как пограничная область. Это заставило русское правительство принимать меры по укреплению «свейского рубежа» и созданию оборонительной системы в этом «порубежье». Войны между Швецией и Россией продолжались вплоть до начала XIX в.

Стремление России к завоеванию выхода к Балтийскому морю и обеспечению дальнейшей безопасности на северо-западе закончилось завоеванием Финляндии. Получив Финляндию, Россия отодвинула границы от новой столицы империи на безопасное расстояние и обеспечила безопасность своих территорий, необходимых для эффективного функционирования выхода к Балтийскому морю. Но основной задачей правительства стало закрепление Финляндии в составе империи как буферной автономии. Поэтому все внимание русского правительства было перемещено в Финляндию. 15 марта 1809 г. Александр I созвал представителей всех сословий Финляндии на сейм в городе Борго (Порвоо), где он выступил с грамотой о вступлении в обладание Великим княжеством Финляндским. Царь обещал сохранить традиционный порядок самоуправления, основанный на шведских законах, а следовательно, сохранить и право собственности на землю и организацию крестьянского хозяйства, чего не существовало в самой России. Тогда же была принята присяга сословий на верность императору4.

России же предстояло решить сложную задачу: закрепить в своем составе своеобразное национальное образование так, чтобы оно органично вписалось в общую систему государственного устройства империи. При этом царским властям приходилось считаться с политическими и экономическими интересами Финляндии, так как создание Великого княжества было продиктовано стратегическими интересами России. Царские власти вынуждены были проводить в этом регионе политику, отличавшуюся от политики в других национальных окраинах империи. Эта политика в конечном итоге привела к значительным изменениям в экономике, повлиявшим и на фактическое расширение и углубление государственной автономии Финляндии.

Реализация данных русским царем финнам обещаний о самостоятельном развитии Финляндии как буферной автономии в составе России на основе устоявшегося законодательства и традиций наполнило отношения этой автономии с центральной властью множеством противоречий. Стремление к обещанной самостоятельности, с одной стороны, и связанность данными обещаниями, основанными на стратегических интересах России, – с другой, приводило к несоответствию приобретенного положения Финляндии основным целям этих обещаний – удержанию ее в составе Российской империи как буферной зоны безопасности. Финляндия стала постепенно превращаться в «зону повышенной опасности» для геополитической стабильности России в этом регионе.

В 1898 г. генерал-губернатором Финляндии был назначен Н. Бобриков, который увидел, что создаваемая с таким трудом буферная твердь в виде Финляндской автономии может в конечном итоге вновь оголить границы России. Он понимал, что Финляндия нужна России прежде всего как ее северный оплот. Но постепенно вместо оплота оказалась выстроенной совершенно чуждая России окраина. И чем больше русское правительство стремилось сблизить эту окраину с центром, тем больше она отделялась от него, окруженная препонами и табу, которыми являлась финская народность и национальная самобытность.

Падение самодержавия в России можно считать отправной точкой начала всевозрастающего процесса распада некогда мощной Российской империи. Хотя предпосылки к этому объективно начали созревать задолго до того, как явившийся первопричиной отречения от престола российского самодержца внутригосударственный кризис выразился в затяжной гражданской войне. Внутриполитическая обстановка в ряде инородческих окраинных местностей империи становилась все более напряженной из-за поднимавшейся волны национально-освободительного движения. К их числу на Северо-Западе, прежде всего, относились финны, литовцы, поляки, латыши, эстонцы – т. е. те народы, территории которых в результате многочисленных войн сильных держав за расширение своего геополитического пространства и усиления своей государственной мощи отошли к империи, но сохраняли определенную самостоятельность (Польша, Финляндия) или стремились к приобретению таковой. В период падения империи это движение активизировалось и достигло критического состояния.

Поэтому одержавшие победу в революции большевики для предотвращения распада государства вынуждены были искать компромиссное решение национального вопроса. Реальные объективные условия заставили большевистское правительство провозгласить свободу самоопределения наций. Это стало, бесспорно, исторически мудрым решением, обеспечившим возможное ограничение процесса дальнейшего распада территорий бывшей империи и позволившим создать и сохранить новую государственность. Не предоставь такого права на самоопределение стремящимся к независимости народам, советская власть не могла бы рассчитывать на международное признание, и еще большие гражданские войны могли бы вовсе уничтожить Россию как единое государство. Сил же у новой власти, чтобы справиться с этим явлением военным путем, если бы события развернулись по этому сценарию, не было.

31 декабря 1917 г. обращение финнов поступило в Совет Народных Комиссаров России, что говорило о признании Финляндией Советского правительства. СНК в этот же вечер принял Постановление «О признании независимости Финляндии»5. 4 января 1918 г. Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет утвердил это решение6. В тот же день в ряде стран отреагировали на это важное решение официальным признанием Финляндии независимым государством. Первыми после решения России признали независимость Финляндии Швеция, Франция и Германия. III Всероссийский съезд Советов, участие в работе которого приняла и финляндская делегация, 28 января 1918 г. утвердил декрет СНК и ВЦИК о Финляндии и одобрил политику Совета Народных Комиссаров в этом направлении7. Таким образом, вопрос о независимости Финляндии был решен окончательно.

Это было крайне трудное и, можно сказать, вынужденное решение для молодого советского государства, так как с отсоединением Финляндии северо-западная граница вновь оказывалась в непосредственной близости от столицы России. Тем более, что в Финляндии уже вынашивались планы, совпадающие с интересами Германии, о захвате Петрограда и создании «Великой Финляндии», в состав которой предполагалось объединить территорию новой Финляндии и большую часть территорий Олонецкой и Архангельской губерний, т. е. территории Карелии, которые еще по Ореховскому мирному договору 1323 г. принадлежали России. В состав «Великой Финляндии» предполагалось также включить Кольский полуостров и территорию Петроградской губернии с городом Петроградом. После захвата этих территорий Германия должна была заставить Россию заключить с Финляндией формальный мир с отдачей названных территорий и с уплатой контрибуции, преимущественно хлебом8. Однако только реализацией провозглашенного большевиками права наций на самоопределение в отношении буржуазной Финляндии, где этот вопрос назрел особенно остро, большевики могли сохранить авторитет России на мирных переговорах в Брест-Литовске.

Представители финляндской буржуазии тайно уже вели переговоры в Берлине о присоединении к Финляндии части территорий России и о помощи в этом вопросе со стороны Германии. Вскоре и буржуазная пресса развернула пропагандистскую кампанию за удовлетворение претензий на часть российских тер-риторий9. В конце 1917 г. вышла книга финских авторов Р. Норландера и С. Сарио «Северный мост». В нем авторы, доказывая необходимость полной независимости Финляндии, призывали Германию к поддержке этой идеи и аргументировали заинтересованность Германии в этом вопросе. Авторы утверждали, что Россия представляет реальную угрозу для положения Германии в Балтийском море.

Финляндия, бывшая до этого времени органично связанной с Россией единой государственностью, оказалась во многом зависимой от нее. Утрата этих связей обострила последствия такой зависимости, и Финляндия оказалась на пороге экономического и политического кризиса, проявившегося в жестокой гражданской войне.

Еще в августе 1906 г. движение карельских купцов, проживающих в Финляндии, ратующих за единение карел со своими соплеменниками в г. Тампере, учредило «Союз беломорских карел» («Vienan karjalaisten liitto»). Эта организация ставила главной целью проведение просветительской работы среди карельского населения северных волостей. Однако конечной целью этого союза было удовлетворение их экономических интересов под видом просветительства и сближения карел с Финляндией. Необходимо было заручиться поддержкой местного населения в вопросах сближения карельских волостей с Финляндией в угоду интересов финляндской и местной карельской буржуазии. Эти интересы в большей степени и повлияли на рождение идеи в реакционных кругах финской буржуазии «О Великой Финляндии». Уже тогда стали укореняться лозунги о «Великой Финляндии до Урала». Первостепенной задачей в создании Великой Финляндии представлялось «освобождение от русского гнета Восточной Карелии». Суть этой идеи состоит в том, что отсталые карельские соплеменники нуждаются в освобождении, а территория Восточной Карелии на самом деле является Финской, и все земли с востока от Финляндии должны быть присоединены к ней. Еще царским правительством этот союз был признан вредным, и его деятельность была запрещена в Карелии. Но амбиции и притязания на карельские земли не перестали быть для определенных кругов в Финляндии вечно актуальными. Весной 1917 г. «Союз беломорских карел» был переименован в «Карельское просветительское общество». Устав этого общества был утвержден финляндским правительством. Основной целью общества оставалась идея привязать Карелию к Финляндии. Правлением общества разрабатывались различные документы от имени карелов. Был разработан даже проект конституции «автономной Карелии» в составе русского государства. Особую активность пропагандисты общества проявляли в пограничных районах10.

Амбиции по этому вопросу легли и в программу Маннергейма. Еще в феврале 1918 г. в данной им присяге говорилось о том, что целью финской армии является захват Карелии и Мурманска – незамерзающего порта. В его ставке разрабатывались планы присоединения Восточной Карелии к Финляндии. Здесь снова со всей очевидностью просматривались не только интересы геополитической безопасности Финляндии, но и ее экономические интересы. В начале марта 1918 г. в Мурманске высадились первые отряды интервентов. А уже в конце марта 1918 г. в северные части пограничных карельских волостей стали вторгаться белофинские отряды.

Молодая Советская республика являлась правопреемницей Российской империи. Но вопросы о границе между Россией и Финляндией остро возникли после выхода Финляндии из ее состава. Но подписанный незадолго до этого договор с народно-демократическим правительством Финляндии, предусматривающий большие территориальные уступки со стороны России, породил большие сомнения и надежды. В Финляндии нарастали идеи расширения на восток. Фактически эта граница на протяжении 1918–1922 гг. игнорировалась финляндской стороной, являясь предметом постоянных споров и свидетелем военных конфликтов, многочисленных вооруженных столкновений, массовых переходов и захватов. Притязания Финляндии были основаны на том, что эти территории были заселены родственными финнам народностями, которые нуждались в спасении от большевистского хаоса. Притязания России основывались на многочисленных международных договорах о границе, в соответствии с которыми эти территории издревле входили в состав Российского государства.

Развитию таких настроений способствовала и Германия, влияние которой усилилось в связи с оказываемой Финляндии помощью и намерением использовать Финляндию как плацдарм для взятия Петрограда. В мае 1918 г. Маннергейм даже передал командование вооруженными силами Финляндии представителю главного германского командования генералу фон-дер-Гольцу, который по поручению немецкого правительства заключил договор с главой белофинского правительства. Некоторые новеллы этого договора правильно будет привести полностью: «…Ст. 4. Германия признает, что стремления Финляндии к аннексии области, известной под названием “Восточной Карелии”, представляет законную политическую цель, и она будет поддерживать эти стремления Финляндии во время переговоров с Россией. Ст. 5. В случае, если во время текущей войны между Германией и Финляндией будет иметь место военное сотрудничество, Германия поддержит оружием условия Финляндии к завладению территории, указанной в ст. 4»11.

По инициативе советской стороны в Германии в августе 1918 г. начались российско-финляндские переговоры. Главной целью этих переговоров была нормализация отношений между Советской республикой и новой Финляндией. И, конечно же, основными вопросами на переговорах были вопросы о границе и о Карелии. Финляндская делегация сразу же выдвинула требования о включении в ее границы обширной территории. Причем, помимо северных карельских волостей, к Финляндии должна была отойти территория, равная по величине 3/5 территории всей существующей Финляндии12. Главным аргументом финской делегации в этом вопросе был лозунг о необходимости спасения соплеменников, населяющих эти районы и требующих присоединения к Финляндии. При этом финская делегация, памятуя о процедуре выхода из состава России самой Финляндии, ссылалась на провозглашенное правительством России право на самоопределение наций. Для Финляндии, так же как и для России, обладание этими территориями имело, прежде всего, важное стратегическое значение.

Эти претензии являлись поводом для постоянного стремления к фактической оккупации территорий, населенных карелами в 1918–1922 гг. Поэтому с освобождением в 1920 году большей части территорий Карелии от белофинских интервентов встал вопрос о создании карельской советской национальной государственности в пределах РСФСР. 8 июня 1920 г. Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет (ВЦИК) рассмотрел подготовленные предложения и принял постановление, в котором говорилось:

«…1. Образовать в населенных карелами местностях Олонецкой и Архангельской губерний в порядке ст. 11 Конституции РСФСР (Собр. узак. 1918. № 51. Ст. 582) областное объединение – Карельскую Трудовую Коммуну. (Само название говорило о том, что по замыслу создается карельская национальная трудовая община, объединенная отдельной территорией и самоуправлением. – Авт.). 2. Поручить Карельскому Комитету приступить немедленно к подготовке созыва съезда Советов Карельской Трудовой Коммуны, который определит организацию органов власти в Карельской Трудовой Коммуне»13.

1 июля 1920 г. в соответствии со ст. 2 постановления ВЦИК в Петрозаводске был созван съезд Советов КТК. Кроме представителей остающихся оккупированными белофиннами Вокнаволокской, Поросозерской и Ребольской пограничных карельских волостей на съезде были представители всей Карелии от 24 волостей. На собраниях по выборам делегатов на съезд должны были быть решены вопросы: «Об отношении населения к независимости», «Об отношении их к Финляндии» и «Об отношении к России». За сохранение Карелии в составе РСФСР высказалось 88,3% населения, за создание независимой Карелии – 10,8%, за вхождение в состав Финляндии – 0,9% населения14. В резолюции съезда, подписанной всеми его участниками, было заявлено о том, что Коммуна должна оставаться в неразрывной связи с Советской Россией

Таким образом, в максимально короткий срок был решен вопрос о создании карельского национально-территориального образования. Карелия впервые получила национально-государственный статус, закрепивший ее как областное объединение – Карельскую Трудовую Коммуну в составе РСФСР. Решение этого вопроса позволило определить территориальную принадлежность Карелии и аргументировано продолжить переговоры о границе. До этого работа смешанной Российско-Финляндской комиссии по вопросам определения государственной границы не раз заходила в тупик из-за притязаний сторон на те или иные территории. Достаточно сказать, что за 4 месяца после заключения перемирия, что стало возможным благодаря блестящим победам Красной Армии, состоялось 11 пленарных заседаний, свыше 50 заседаний комиссий и свыше 100 заседаний подкомиссий. Кроме того, несколько раз приходилось устраивать специальные полуофициальные совещания представителей обеих делегаций15. С созданием КТК советские дипломаты на этих переговорах получили сильные фактические аргументы, что позволило отстранить притязания Финляндии на карельские земли и решить вопросы делимитации российско-финляндской границы в пользу РСФСР. Наконец 14 октября 1920 года в городе Юрьеве (Тарту) был заключен мирный договор с Финляндией.

Одновременно проводилась большая дипломатическая работа по мирному разрешению территориальных споров с другими странами. 2 февраля 1920 года был заключен мирный договор с Эстонией, по которому Россия признавала ее самостоятельность и независимость. Между Эстонией и Россией была официально определена граница16. Подобные договоры были подписаны: с Литвой – 12 июля 1920 г., с Латвией – 11 августа 1920 г. В марте 1921 года был заключен мирный договор и с Польшей, которым была узаконена восточная граница Польши, прошедшая по линии Керзона. К ней отошли Западная Украина и Западная Белоруссия17. Все эти договоры были результатом кропотливого процесса международно-правового урегулирования создавшейся военно-политической обстановки, что способствовало формированию нового Российского пограничного геополитического пространства.

В Юрьевском мирном договоре Россия подтвердила признание ею независимости Финляндии. Статья 2 договора подробно определяла государственную границу между РСФСР и Финляндской Республикой, которая, ввиду сложности и затянутости самих переговоров, в результате уступок российской стороны проходила теперь в 32 км от Петрограда. В статье 10 Финляндия обязывалась в течение 45 суток очистить эти территории от войск и возвратить их в состав Российского государства для присоединения к Восточно-Карельской автономной области (фактически Карельской трудовой коммуне), образованной карельским населением Архангельской и Олонецкой губерний и имеющей право национального самоопределения.

Большое место в договоре было уделено формированию состояния военной безопасности между государствами. В ряде статей предусматривались мероприятия по нейтрализации пограничных территорий обоих государств. В частности, государства брали на себя обязательства по нейтрализации Финского залива и всего Балтийского моря (ст. 12). Финляндия обязалась нейтрализовать в военном отношении принадлежащие ей острова, а также не содержать войска в большем числе, чем требуется для поддержания порядка. Кроме того, Финляндия обязалась удалить орудия и впредь не строить батарей с сектором обстрела за пределами Финляндии – 20 километров. Это было крайне важно, так как расстояние от определенной границы Финляндии до Петрограда составляло 32 км. Оба государства обязались не строить военных сооружений на Ладожском озере, на берегах и реках. Обе стороны обязались обеспечить беспрепятственное плавание торговым судам без военных грузов.

Таким образом, подписание Юрьевского мирного договора 14 октября 1920 года явилось началом следующего этапа организации новой российско-финляндской государственной границы. Договором была четко делимитирована линия границы, что позволило приступить к ее демаркации и организации ее охраны. Было определено место государственной границы в системе национальной безопасности государства. Были заложены новые основы традиций советской пограничной политики и обеспечения безопасности государства посредством охраны границы, а также традиции совершенствования пограничных взаимоотношений России и Финляндии.

В декабре 1921 года для ликвидации белофинских вооруженных отрядов в Карелию прибыли части Красной Армии, которые к февралю 1922 года вместе с другими отрядами «физической силы» разгромили отряды, оккупировавшие территорию Карелии, и вышли на государственную границу. Таким образом, завершился первый этап кропотливого дипломатического переговорного процесса, закончившегося полным признанием Советского государства и заключением договоров со странами-лимитрофами, что, в свою очередь, позволило четко определить новые границы Советского государства на Северо-Западе в соответствии с нормами международного права.

Одним из мощных факторов дальнейшего выполнения условий Мирного договора по развитию национальной карельской государственности явилось образование в 1923 г. Автономной Карельской Советской Социалистической республики в составе РСФСР. Это поставило точку в выполнении мирных договоренностей 1920 г. и положило конец спорам России и Финляндии. Казалось бы, все поводы для конфликтов были уничтожены. Была установлена четкая государственная граница. Создана правовая база для мирного сосуществования обоих государств. Однако решение вопроса о границе именно таким образом как раз и создавало условия для недоверия друг к другу. При определении границ шли большие споры, выдвигались различные варианты. В поисках компромисса, для скорейшего разрешения спорной ситуации советская сторона пошла при подписании договора на территориальные уступки, и в результате граница оказалась неприемлемой для Финляндии в соприкосновении с Карельской автономией, а для России эта неприемлемость выражалась в расположении Финляндской границы в 32 километрах от Петрограда-Ленинграда. Весь Карельский перешеек оказался отданным Финляндии. Хотя некоторые финские дипломаты на переговорах, предвидя спорность этого положения в будущем, предлагали учесть стратегическую важность этих территорий для безопасности России и при определении границ предлагали передать Карельский перешеек России в обмен на важные для Финляндии территории на Севере. Но тогда эти предложения не нашли реализации. Поэтому урегулированность границы вызывала беспокойство обоих государств.

Последующее развитие карельской национальной государственности также явилось во многом результатом поиска наиболее приемлемых геополитических условий для обеспечения безопасности в этом регионе. Такой поиск «наиболее рациональной модели» государственности привел к созданию гипертрофированной нежизнеспособной государственной конструкции, созданной в угоду достижения геополитического превосходства. Попросту говоря, в стремлении обеспечить наибольшую безопасность по существу был возобновлен вопрос о расширении зоны буферной безопасности СССР в этом геополитическом пространстве. Речь идет об образовании в 1940 г. Карело-Финской ССР, преобразованной в 1956 году в Карельскую ССР. В самом названии была отражена суть идеи создания такой государственности. Существование такого монстра было признано ошибочным. Но так ли безосновательно было его создание, какие истинные причины явились основанием для проведения такого «эксперимента» и какие цели этим преследовались? На этот счет существуют разные точки зрения. Но изучение ставших доступными в последнее время источников, различных документов и материалов, позволяет по-новому взглянуть на эту проблему и наиболее объективно оценить это явление.

Стремясь обезопасить свою границу, Финляндия искала пути договоренности и с Советским Союзом. Поэтому в январе 1931 года она обратилась с инициативой о ненападении. Советская сторона откликнулась на это предложение. 21 января 1932 г. был подписандоговор о мирном решении спорных вопросов между СССР и Финляндией. Стороны обязались гарантировать неприкосновенность границ. В случае, если одна из сторон подвергнется нападению со стороны третьих стран, другая сторона обязалась сохранять нейтралитет. Этот договор предусматривал решение всех споров исключительно мирными средствами и в исключительном случае для решения споров – создание специальной комиссии при равном участии сторон, как это уже сложилось в практике двусторонних отношений.

В 1934 г., уже по инициативе Советского Союза, в договор о ненападении были внесены изменения, и он был продлен до 1945 г.18 Такие договоры были предложены не только Финляндии, но и всем пограничным с СССР странам. Однако отношения недоверия, несмотря на заключенные договоры, продолжали нарастать. Финляндия стала искать поддержки среди западных стран. Но самую перспективную в этом отношении надежду на поддержку финские политики увидели в поднимающейся Германии. Таким образом, Финляндией была занята позиция прогерманской ориентации. Это в полной мере проявилось, когда в 1935 году Германии был разрешен свободный «транзитный» проход войск через территорию Финляндии. Гитлер в обмен на это разрешение пообещал Финляндии Советскую Карелию.

В апреле 1938 года советская дипломатия принимает активные меры к достижению договоренностей с Финляндией по обеспечению обоюдной безопасности и предотвращению нападения Германии на СССР с территории Финляндии. С этой целью министру иностранных дел Финляндии Р. Холсти было сообщено, что СССР располагает сведениями о том, что Германия собирается напасть на СССР через территорию Финляндии. Для предотвращения этого были предложены меры по оказанию военной помощи Финляндии. Но финское правительство официально заявило, что ни о каком договоре по этому поводу не может быть и речи.

В поисках путей обеспечения безопасности уже в конце августа 1939 г. был подписан договор о ненападении между Советским Союзом и Германией. Этот договор получил название «Пакт Риббентропа – Молотова». В секретном протоколе, приложенном к пакту Риббентропа – Молотова от 25 августа 1939 г., было сказано, что в случае территориально-политических изменений в областях, принадлежащих Финляндии, Эстонии, Латвии, Литве, считать северную границу Литвы границей государственных интересов Германии. По существу этот протокол определил раздел сфер влияния в Европе. В сферу влияния СССР отходили Эстония, Латвия, Литва, Восточная Польша, Бессарабия, Финляндия. Это предусматривало, в частности, возможность «территориально-политических изменений» в Финляндии в пользу СССР. Финляндии вновь было предложено провести переговоры по обмену территориями, что, по мнению советского руководства, обеспечило бы обоюдную безопасность. Но переговоры были сорваны финляндской стороной. Это повернуло решение вопроса от проведения переговоров в пользу войны. Уже тогда Сталин принял решение о необходимости войны с Финляндией, которая и решила в конечном итоге поставленные СССР территориальные вопросы. Но это решение уже было вынужденным для Финляндии и не несло для нее территориальных выгод.

Реализация советско-германских договоренностей проявилась уже 1 сентября 1939 г., когда Германия осуществила нападение на Польшу с запада, а СССР занял вторую половину Польши с востока.

В сентябре – октябре того же года были заключены договоры о взаимопомощи с Эстонией, Латвией и Литвой. В распоряжение СССР ими были переданы некоторые военные базы и на их территории были размещены ограниченные подразделения советских войск19. На этом геополитическом фоне Финляндии также было предложено заключить договор о взаимопомощи. И вновь на переговорах речь шла об обоюдовыгодном обмене территорий для обеспечения безопасности обеих сторон. Причем Финляндии предлагались на обмен значительно большие и стратегически важные для нее территории. Но эти предложения вновь были отвергнуты финляндской стороной. Территориальные требования СССР были официально опубликованы в печати. Финляндия осталась непреклонной даже несмотря на попытки Германии убедить ее принять условия Сталина. Вероятно, Финляндия понимала, что, передав России Карельский перешеек, который является удобным плацдармом для взятия Ленинграда, она перестанет быть с этой точки зрения интересной для западных стран. А ведь именно эта заинтересованность давала Финляндии надежду на поддержку западных стран в решении вопроса создания «Великой Финляндии». В октябре в Москве состоялись переговоры, на которых вновь были выдвинуты конструктивные компромиссные предложения СССР по обмену территорий. Однако финляндская делегация получила установку на проведение жесткой линии и не была готова к конструктивному диалогу. Министр иностранных дел Финляндии Э. Эркко заявил тогда, что Финляндия не пойдет ни на какие уступки СССР и будет драться, опираясь на обещанную поддержку Англии, Америки и Швеции20. В конечном итоге делегация была отозвана с переговоров. В результате такой политики была окончательно утеряна возможность мирного урегулирования спорных проблем. На последней встрече с финской делегацией И. Сталин заявил: «Советское правительство – единственное правительство, которое терпеливо относится к независимости Финляндии. С этим не согласился ни царский режим, ни Керенский. Однако Советское правительство настаивает на том, чтобы границы страны были надежно защищены…»21 На этом переговоры были фактически завершены.

С этого момента с обеих сторон развернулась полномасштабная подготовка к военным действиям. Достаточно было небольшой искры, чтобы такая война вспыхнула.

СССР не оставалось ничего другого в создавшихся условиях, как начать войну против Финляндии. Поводом для нее послужил по существу надуманный пограничный конфликт, когда батарея в Майнило произвела обстрел территории СССР. Хотя до этого случая в течение двух предвоенных месяцев как финские, так и советские военные самолеты много раз нарушали воздушную границу. Начало этих событий достаточно известно, так как в последнее время появилось большое количество публикаций, раскрывающих истинные причины «советско-финского конфликта» 1939–1940 гг.22

Это возымело действие. Финляндское правительство 27 ноября 1939 г. обратилось с нотой, в которой предлагалось приступить к переговорам по вопросам об обоюдном отводе войск от границы и проведении в соответствии с Конвенцией о пограничных комиссарах от 24 сентября 1928 г. совместного расследования инцидента – обстрела советской территории. Однако, несмотря на это, СССР уже 28 ноября фактически разорвал отношения с Финляндией, заявив в ответной ноте о денонсации пакта о ненападении 1932 г.

29 ноября 1939 г. Советский Союз официально объявил о разрыве дипломатических отношений с Финляндией и отозвал своих представителей из Хельсинки, после чего начался обстрел финских территорий по границе и воздушная бомбардировка. Это можно считать началом «зимней войны». 30 ноября 1939 г. назначенный главнокомандующим Маннергейм, на основании объявления президента Финляндии К. Калио о введении в стране состояния войны, отдал приказ финским войскам о начале боевых действий против Красной Армии.

В этот раз финской дипломатии нетрудно было доказать международному сообществу агрессивность действий СССР, в результате чего Советский Союз 14 декабря 1939 г. был исключен из Лиги Наций за действия, «направленные против Финляндского государства». Кроме того, пострадали отношения СССР с западными странами, так как Англия и Франция, верные своим обещаниям, поддерживали в этой войне Финляндию, организовав поставку ей оружия. Тайно поставляла Финляндии оружие и Германия, несмотря на имеющуюся с СССР договоренность.

В невероятно трудных условиях суровой зимы, ценой большого количества жертв в феврале «неприступная» «линия Маннергейма» была все же прорвана. 12 марта бои шли уже в предместьях Выборга. 11 марта финляндским политическим руководством было отдано распоряжение финляндской делегации в Москве на подписание договора о мире. В этот день стало окончательно ясно, что финская армия полностью деморализована и больше не способна продолжать войну. Это констатировалось не только командующими направлениями, но и Маннергеймом, который сообщил об этом в Лондон телеграммой. Высшее командование вооруженных сил Финляндии, несмотря на попытки западных государств затянуть эту войну до введения в Финляндию иностранных войск военной помощи, одновременно признавали невозможность продолжения военных действий, так как положение на всех фронтах было катастрофическим для Финляндии. Это, во избежание полного разгрома и оккупации Финляндии, требовало немедленного подписания мирного договора. Советская же армия, несмотря на понесенные большие потери, могла продолжать дальнейшее продвижение в Финляндию. Боевые действия прекратились лишь 13 марта в 12 часов дня, когда Выборг был окончательно взят русскими войсками. До Хельсинки оставалось около 300 километров, и дорога туда фактически была открыта. Но советское правительство не стало продолжать военных действий, ограничившись продвижением войск до границы Шведской Финляндии и России 1721–1808 гг. и закреплением в мирном договоре своих территориальных требований, позволяющих обеспечить безопасность в данном регионе.

Многие ученые сходятся во мнении, что война стала результатом крупных политических ошибок и просчетов как советского, так и финляндского руководства. Но так ли это? Думается, что война, исходя из объективных условий, была неизбежна. Допустим, что политикам удалось бы договориться и избежать этой войны. Тогда была бы другая война и, может быть, с другим исходом. Поэтому представляется, что посредством войны вскрылся нарыв, облегчив тем самым выздоровление отношений. Этот нарыв назрел в результате объективно сложившихся условий не только в отношениях СССР и Финляндии, но и способствующих этому геополитических условий в самой Европе.

В результате военного пути, продиктованного непониманием и неиспользованием сторонами возможности решить эти проблемы переговорным путем, в соответствии с мирным договором, подписанным 12 марта 1940 г., победившая сторона получила границу, отвечающую интересам ее безопасности в одностороннем порядке.

Военная победа СССР была подкреплена и другими средствами политического давления. Идея создания народного правительства Финляндии потерпела фиаско. 3 марта 1940 г. взамен этой меры была выдвинута другая политическая альтернатива. Автономная Карельская Республика, которая входила в состав РСФСР, фактически была преобразована в Карело-Финскую союзную республику – новый субъект Союза ССР23. А 31 марта Верховный Совет СССР принял Закон о преобразовании КАССР в союзную Карело-Финскую Советскую Социалистическую Республи-ку24. Примыкающая непосредственно к Ленинграду полоса пограничной территорий была присоединена к зоне безопасности Ленинграда. Закон не устанавливал точной административной границы между РСФСР и КФССР, оставляя это на обоюдное рассмотрение обеих союзных республик. Сам факт создания КФССР говорил уже о том, что СССР предоставляет как карелам, так и финнам свою самостоятельную государственность. Так как Финляндия стремилась «освободить своих соплеменников карел» с целью воссоединиться с ними в единую «Великую Финляндию», Советским Союзом была предоставлена альтернатива такого государственного воссоединения с перспективой создания в будущем единого карело-финского государства. Вероятно, в этом акте содержалась скрытая надежда и политический намек на реализацию такой возможности.

Официальным основанием для принятия такого решения явились «пожелания трудящихся КАССР и стремление Верховного Совета к удовлетворению потребности свободного развития национальностей». Однако нетрудно понять, что этот шаг был предпринят в основном как политическая альтернатива и предупредительная мера. Ведь для создания самостоятельной союзной Карело-Финской Республики не было никаких объективных предпосылок. И если дать волю воображению, то можно легко представить, что в дальнейшем, в случае проявления агрессивных намерений со стороны Финляндии, при преобладании военного превосходства СССР и сама Финляндия могла оказаться в составе Карело-Финской союзной республики «по желанию трудящихся финнов и карел». Это подтверждает и тот факт, что на первой сессии Верховного Совета Карело-Финской ССР, которая утвердила Конституцию, избрала президиум ВС и образовала правительство республики, председателем правительства был избран известный О. В. Куусинен – председатель несостоявшегося альтернативного «Народного правительства Финляндской Демократической Республики»25. Это понимали и в Финляндии; и такие перспективы, конечно же, не могли устроить финское руководство, впервые получившее в свои руки независимое финляндское государство, и заставляло трезво оценивать политические реалии.

Одним словом, результаты войны, подкрепленные «карело-финским» политическим аргументом, были закреплены советско-финляндским мирным договором от 12 марта 1940 года. Этим договором была закреплена новая граница. Одним же из основных условий этого договора было обязательство Финляндии не участвовать в любых группировках или союзах государств, прямо или косвенно направленных против СССР26.

Если первоначальной задачей перед финской армией ставилась необходимость восстановления старой границы, то дальнейшее успешное продвижение войск вглубь территории СССР оправдывалось уже новой целью этой войны: необходимостью «обеспечения безопасности Финляндии». Однако вскоре появилась и конечная цель: «Завоевание Восточной Карелии и спрямление восточной границы, чтобы сделать ее менее протяженной»27. Таким образом, конечной цели войны Финляндия практически достигла уже к декабрю 1941 г. Восточная Карелия была почти полностью оккупирована. На захваченных территориях устанавливалось финское военное управление. Но организация управления в Восточной Карелии была для финнов «трудной проблемой», так как здесь помимо «освобождаемых соплеменников» проживало большое количество русского населения, что создавало серьезные проблемы в «воссоединении».

9  июня 1944 г. Советский Союз начал крупное стремительное наступление на Карельском перешейке. Оборона финнов была сломлена, и уже на 11-й день советские войска достигли Выборга. 20 июня 1944 г. Выборг был освобожден.

10 февраля 1947 г. в Париже был, наконец, подписан мирный договор между «Союзными и Соединенными Державами» как государствами, находящимися в состоянии войны с Финляндией, в числе которых был и Советский Союз, с одной стороны, и Финляндией, участвующей в войне на стороне Германии в качестве ее союзника, с другой стороны. При подписании договора было принято во внимание, что Финляндия полностью прекратила военные действия против СССР 4 сентября 1944 г., вышла из войны против Объединенных наций, порвала отношения с Германией и ее сателлитами, заключила перемирие с СССР и лояльно выполняла соглашение о перемирии. В первой же статье этого договора Финляндия признала границу СССР по состоянию на 1 января 1941 г.

6 апреля 1948 г. между СССР и Финляндией был заключен договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи, с инициативой о котором Советский Союз обращался к Финляндии еще в 1938 г. Договор 1948 г. не обязывал Финляндию оказывать военную помощь СССР в случае нападения на него. Однако в случае нападения на Финляндию СССР обязан был оказать ей военную помощь. Практически это означало, что в любом случае появления на финской территории иностранных войск СССР имел право ввести туда свои войска и выгнать иностранных военных28. Являясь фундаментальной международно-правовой основой развития добрососедских советско-финляндских отношений, Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимопомощи 1948 г. трижды досрочно пролонгировался в 1955, 1970 и в 1983 годах – каждый раз на 20 последующих лет.

Возобладавшая после повторного военного разгрома в Финляндии политика здравого смысла, выразившаяся в победе внешнеполитического курса, получившего признание в мире как «линия Паасикиви-Кекконена», суть которой – поддержание дружбы и добрососедских отношений с СССР, позволила Советскому Союзу принять ряд политических решений, подтверждающих снятие напряженности в отношениях и поворот политического курса в сторону мира, доверия и добрососедства. Одним из таких реальных шагов, демонстрирующим волю на развитие добрососедских отношений и готовность к уничтожению любых поводов для недоверия, было преобразование Карело-Финской ССР в Карельскую Автономную Советскую Социалистическую Республику. Можно сказать, что с достижением таких договоренностей «карельский вопрос» был закрыт. Мирный договор между СССР и Финляндией, подписанный по итогам Второй мировой войны, закрепил границы, являющимися сегодня границей России и Евросоюза. Любые попытки пересмотреть ее линию чреваты тяжелейшими последствиями, но уже не только для народов России и Финляндии. Это со всей ответственностью должны понимать исследователи, призывающие вновь «разыграть карельскую карту».

Поэтому так важен в современных условиях исторический опыт, апофеозом которого можно считать феномен, каким являлось мирное сосуществование СССР и Финляндии – государств с различным государственным политическим и общественным строем, основанное на взаимовыгодном сотрудничестве, взаимопонимании и взаимодоверии. Такое положение демонстрировало не только возможности безопасного, мирного сосуществования подобных пограничных государств, но и вырисовывало модель возможного мирного сосуществования двух мировых систем. Но нельзя забывать, что этот апофеоз явился результатом опыта двух войн, многочисленных пограничных провокаций, инцидентов и конфликтов.

1 Николсон В. Финляндия с Россией и без. Минск, 1995. С. 186.
2 См.: Элоиза Энгл, Лаури Паананен. Зимняя война: Советское нападение на Финляндию 1939—1940 / Пер. с англ. И. В. Лобанова. М.: АСТ МОСКВА, 2006. С. 17.
3 См.: Ордин К. Ф. Покорение Финляндии. СПб., 1909. Т. 1. С. 25—26.
4 См.: СПВКФ. 1863. № 33; Остен-Сакен В. Государственно-правовое положение Великого княжества Финляндского в Российском государстве. СПб., 1910. С. 43.
5 Документы внешней политики СССР. Т. 1. М., 1957. С. 71.
6 См.: ЦГА. Ф. Р-3978. Оп. 1. Д. 1. .
7См.: Холодковский В. М. Революция в Финляндии и германская интервенция. М., 1967. С. 36.
8  См.: Разгром белофинских интервентов в Карелии в 1918—1922 гг. Отдел государственных архивов Карело-Финской ССР, 1944. Док. № 6. С. 17—20; Красный архив. Т. 1 (98). С. 38—39.
9 См.: Там же.
10 См.: Сюкияйнен И. Карельский вопрос в российско-финляндских отношениях. С. 26; Churchill. S. 45.
11 Исторический журнал. 1941. № 12. С. 50.
12 См.: Сюкияйнен И. Карельский вопрос… С. 39—49.
13 Собрание узаконений и распоряжений Рабочего и Крестьянского правительства РСФСР (СУ РСФСР). 1920. № 53. Ст. 232. С. 234.
14 См.: Хесин С. С. Разгром белофинской авантюры в Карелии в 1921—1922 гг. М., 1949. С. 22.
15 См.: Керженцев П. М. Мир с Финляндией. С. 17.
16 См.: Там же. С. 134—143.
17 См.: За мир, разоружение и безопасность народов: Летопись внешней политики СССР. М., 1983. С. 53.
18 См.: Расила В. История Финляндии. С. 193—194.
19 См.: Курицын В. М. История государства и права 1924– 1940 гг. С. 180.
20 См.: Барышников Н. И. Советско-Финляндская война 1939–1940 гг. (из материалов к 10-томной «Истории Великой Отечественной войны») // Новая и новейшая история. 1989. № 4.
21 Энгл Э., Паананен Л. Зимняя война. Советское нападение на Финляндию. С. 40.
22 См.: Барышников Н. И. Советско-Финляндская война 1939—1940 гг.; Советско-Финская война. 1939—1940 гг. Хрестоматия. Минск, 1999; Филиппов Э. М. Северо-Западный пограничный округ. История и современность. СПб. 2000; Барышников Н. И., Барышников В. Н., Федоров В. Г. Финляндия во Второй мировой войне. Л., 1989; Куманев Г. Что мы знаем о «Зимней войне» // Советская Россия. 1990. 10 марта; Энгл Э., Паананен Л. Зимняя война 1939—1940. Советское нападение на Финляндию. 2006.
23 См.: Курицын В. М. История государства и права России. 1924–1940. С. 186–187.
24 Правда. 1940. 1 апреля.
25 См.: Очерки истории Карелии. Т. 2. Петрозаводск,
1964. С. 325.
26 См.: Курицын В. М. История государства и права России. 1924–1940. С. 187.
27 См.: Расила В. История Финляндии. С. 210.
28 Курицын В. М. История государства и права России. 1924–1940. С. 187.


КНИЖНЫЕ НОВИНКИ

Материалы Общероссийской научно-практической конференции «Безопасность личности, общества, государства» (проблемы, задачи, технологии). — СПб.: Издательский центр «Золотая Книга», 2006. — 832 с.